Девяткин Денис Владимирович
Девяткин Денис Владимирович
spacer
Герои Урала – Герои России
spacer
konservatizm.info
spacer
Теория оппозиции
spacer
Строим ХрамПравославные традиции
spacer
Строим Храм
spacer
Western Mass Media about Russia and World
spacer
УРАЛ. Картина маслом
spacer
программа «Ермак»программа «Ермак»
spacer
spacer
spacer
spacer
spacer
spacer
70 лет Нашей Победе...
spacer
Трудовые династии
spacer
spacer
spacer
spacer
Челябинская областная шахматная федерация
spacer
• Шахматные Федерации
spacer
Южный Урал – гордость РоссииЮжный Урал – гордость России
spacer
Челябинская федерация рукопашного боя
spacer
Молодежная палата г. Челябинска при Челябинской городской Думе
spacer
Челябинск – космический
spacer
Наша Олимпиада
spacer
Возродим традиции ГТО
spacer
spacer
Яндекс.Погода
spacer
Яндекс.Метрика
spacer
Рейтинг@Mail.ru
spacer

spacer
spacer
RSS
spacer
Девяткин Денис Владимирович
Девяткин Денис Владимирович
ДЕВЯТКИН
Денис Владимирович
депутат Челябинской городской Думы,
председатель правления
Военно-спортивного фонда - Урал
Главная«Депутатский Вестник»ГалереяВидеоtwitter.com Я на twitter.comКарта сайта
Сделать стартовой Написать письмо Поиск по сайту
Девяткин Денис Владимирович
spacer
04.04.2014, Е. Ковригина Общественное движение «Перспектива». Наши проекты -> «Эстетическая безопасность РФ» Печать
Увеличить
ЧЕЛОВЕК-НАСЕКОМОЕ ПЕЛЕВИНА, ИЛИ ИСКУССТВО КАК ОРУЖИЕ
1.
spacer
Искусство небезобидно. Даже очень. На эту тему хочу рассказать пример из жизни. Хотя сейчас мне очень стыдно это вспоминать. И страшно.
Это было самое начало 21 века. Учась на философском факультете и вращаясь в околобогемной среде, я любила читать художественные произведения современных авторов, которые мне советовали многочисленные разношёрстные знакомые. Лучше бы я читала Канта и Хайдеггера! Но среди моих любимых авторов были популярные в кругу молодёжи в то время Х. Мураками, Р. Бах, М. Кундера, В. Пелевин и др. Книги вдохновляли, дарили невероятные эмоции, способствовали, как казалось, развитию и познанию мира. Но из-за книг бывали настоящие депрессии от беспросветности бытия (Мураками «Страна чудес без тормозов и Конец света»), разводы с любимыми от понимания, что между нами не настоящая любовь в отличие от героев произведения (Бах, «Единственная», «Мост через вечность»), попытки расширить сознание через попытку поедания опасных растений (Пелевин, «Чапаев и пустота») и т.д. Все эти последствия чтения были печальными, но проходили и забывались.
Был один случай, который нёс в себе действительно настоящую опасность. У Пелевина я прочитала на тот момент почти всё, что было им наклёпано. Особенно меня зацепила «Жизнь насекомых», в которой автор через аллегорию насекомых показал людей. Начинаешь читать: вроде люди, а в конце оказывается – насекомые. Было у меня два любимых рассказа: про клопов в косяке с травкой и про жуков-навозников, катящих навозные шары. Причём, образу навозного шара придавался автором (или это я уже додумала сама?) такой смысл, будто этот шар есть жизнь, которую человек проживает и которой сам управляет. Получается, что каждый человек катит навозный шар – то есть управляет своей жизнью, только вот кто-то просвещённый, как мы, знает это, а кто-то нет, наивно полагая, что он живёт. Вот такой бред!
Две моих подруги-однокурсницы тоже почитывали Пелевина. И однажды мы с ними собрались, немножко для веселья добавили алкоголя и стали беседовать на тему книг. И зацепились на тему этого навозного шара, который каждый человек катит. И нас понесло. Поздним осенним вечером мы, разодевшись, как клоуны (помню, что в ход пошли пижамы, кудрявый парик, шляпа, старая шуба), пошли на улицу с целью узнать у людей, катят ли они навозный шар. Весёлые, разряженные, мы вышли в ночь и подбегали с редким прохожим с серьёзным вопросом: «Извините. Скажите, вы катите навозный шар?». Люди, конечно, шарахались. Потом мы остановили автомобиль и стали задавать наш вопрос водителю, которым оказался нерусский мужчина. Он долго не мог понять, что мы от него хотим и куда нас нужно отвезти. В итоге плюнул и уехал. А нам было очень весело.
Затем мы пристали к одинокому молодому человеку, которому, видимо, хотелось пообщаться, поэтому он не стал от нас шарахаться. Но разговора у нас, зациклившихся на шаре, не получилось. Вскоре после этого мы наткнулись на пьяную, довольно агрессивную компанию человек из 10 девушек и молодых людей. Не удивительно, что их весьма оскорбил наш вопрос. Они нас окружили и попытались понять, почему мы так одеты и что за навозный шар нас интересует. Надо признаться, тут нам стало страшно. Они нас повели с собой к ближайшим скамейкам и удерживали силой в течение, наверное, получаса. Подробностей я не помню. Понятно, что мы поджали хвост и притихли. Была ночь, прохожих было мало, и в принципе, эти товарищи могли сделать с нами всё, что угодно. Хорошо, что дальше удержания силой и пьяных разговоров «по понятиям» не пошло. Однако они нас не отпускали. Кто знает, чем бы это всё закончилось, если не тот молодой человек, к которому мы приставали. Он вдруг появился и вступился за нас, компания переключила своё внимание на него, и мы чудом убежали. Когда мы отбежали на приличное расстояние, я обернулась и увидела, что пьяные товарищи стали бить нашего спасителя. Очень тяжелое чувство! Но мы никак не могли ему помочь. Я надеюсь, что у этого хорошего человека всё нормально.
По прошествии времени я часто вспоминала этот случай и думала, что эта история, начавшаяся с прочтения книги Пелевина, могла закончиться для нас очень плохо или даже трагически. В данном случае «произведение» Пелевина стало провокацией для молодых и активных, думающих, что им всё можно и за это ничего не будет. Какую цель ставил автор, я не знаю. Однако, по результатам могу судить, что текст про насекомых однозначно засоряет мозги и уводит от реальности. В нашем случае, в качестве результата мы получили также иллюзию читателей о собственном превосходстве в познании мира. Иллюзия эта была жестоко разбита.

2.
Спустя более чем 10 лет я перечитала этот текст уже с другой, поумневшей, головой.
«Жизнь насекомых» написана в 1993 году. На обложке книги, которая была у меня, многократно изображено совокупление какого-то летающего насекомого с девочкой в пионерском галстуке. При этом оба существа примерно одинакового размера (люди=насекомые). Года написания и картинки уже достаточно, чтобы сделать первые выводы об авторе и его произведениях.
Можно анализировать текст Пелевина лингвистически. Например, в Википедии читаем: «Имеет глубокий подтекст со ссылками на учение Карлоса Кастанеды, Марка Аврелия и буддизм»1. Но мы не полезем в эти дебри, а попробуем увидеть неглубокую суть.
Человек, по Пелевину, – это не «звучит гордо», человек – это насекомое. У них всё так же, как у нас. Значит, у нас всё так же, как у них. Человек – это комар, муравьиха, скарабей, ночной мотылёк, муха. А жизнь комара слишком коротка и ничего не стоит. Или не комара, а человека? Нет реальности, сначала кажется – люди, потом – насекомые. Никогда не разберёшь, а значит и не надо. Значит все насекомые. Потому что так понятней.
Жизнь – это не то, что кажется. Вся жизнь – иллюзия. Как в песне «Сплина» с названием «Тебе это снится»: ты просыпаешься, но снова оказывается, что ты проснулся во сне. Никак не можешь проснуться наяву, а значит всё – сон. Нет реальности и у Пелевина.
У насекомых своя эстетика: молодые берёзки – это волосы на теле мужика в синем трико, холмы – это его грудь, в общем всё тело мужика – это неповторимый пейзаж. Насекомые ругаются матом, ведут псевдо-философские беседы о смысле жизни, употребляют наркотики, рассуждают о геополитике и о том, что Россия относится к странам третьего мира, занимаются сексом.
Отдельно стоит отметить так популярную в 90-е годы линию восхваления Америки и принижения России, а даже комары в Америке более изящные и тише летают.

Для примера того, насколько произведение оторвано от реальности, хочу представить пару отрывков из главы «Инициация» про тот самый навозный шар.

А где я буду находить навоз? – спросил мальчик.
– Вокруг, – сказал отец и указал рукой в туман.
– Но там же никакого навоза нет, папа.
– Наоборот, там один навоз.
– Я не понимаю, – сказал мальчик.
– Держи. Сейчас поймешь. Чтобы все вокруг стало навозом, надо иметь Йа. Тогда весь мир окажется в твоих руках. И ты будешь толкать его вперед.
– Как это можно толкать вперед весь мир?
Отец положил руки на шар и чуть толкнул его вперед.
– Это и есть весь мир, – сказал он.

Я знаю, это сложно понять, – сказал он. – Но, кроме навоза, ничего просто нет. Все, что я вижу вокруг, – отец широким жестом обвел туман, – это на самом деле Йа. И цель жизни – толкать его вперед. Понимаешь? Когда смотришь по сторонам, просто видишь Йа изнутри.

– А Йа есть только у навозников? – спросил мальчик.
– Почему? Йа есть у всех насекомых. Собственно говоря, насекомые и есть их Йа. Но только скарабеи в состоянии его видеть. И еще скарабеи знают, что весь мир – это тоже часть их Йа, поэтому они и говорят, что толкают весь мир перед собой.
– Так что, выходит, все вокруг тоже навозники? Раз у них есть Йа?
– Конечно. Но те навозники, которые про это знают, называются скарабеями. Скарабеи – это те, кто несет древнее знание о сущности жизни, – сказал отец и похлопал лапкой по шару.

Самое страшное, что всё это претендует на философское познание сути и осмысление бытия. И тогда, возомнившие себя священными жуками скарабеями, молодые и глупые, начинают во всём видеть только навозный шар, который на проверку ничего не стоит.

1 http://ru.wikipedia.org/wiki/%C6%E8%E7%ED%FC_%ED%E0%F1%E5%EA%EE%EC%FB%F5

spacer
spacer
Девяткин Денис Владимирович
Сайт Президента РФ
spacer
РИСИ
spacer
Совет Безопасности Российской Федерации
spacer
Служба внешней разведки России
spacer
Национальный антитеррористический комитет
spacer
risitv.ru
spacer
Военно-спортивный фонд - Урал
spacer