Девяткин Денис Владимирович
Девяткин Денис Владимирович
spacer
Герои Урала – Герои России
spacer
konservatizm.info
spacer
Теория оппозиции
spacer
Строим ХрамПравославные традиции
spacer
Строим Храм
spacer
Western Mass Media about Russia and World
spacer
УРАЛ. Картина маслом
spacer
программа «Ермак»программа «Ермак»
spacer
spacer
spacer
spacer
spacer
spacer
70 лет Нашей Победе...
spacer
Трудовые династии
spacer
spacer
spacer
spacer
Челябинская областная шахматная федерация
spacer
• Шахматные Федерации
spacer
Южный Урал – гордость РоссииЮжный Урал – гордость России
spacer
Челябинская федерация рукопашного боя
spacer
Молодежная палата г. Челябинска при Челябинской городской Думе
spacer
Челябинск – космический
spacer
Наша Олимпиада
spacer
Возродим традиции ГТО
spacer
spacer
Яндекс.Погода
spacer
Яндекс.Метрика
spacer
Рейтинг@Mail.ru
spacer

spacer
spacer
RSS
spacer
Девяткин Денис Владимирович
Девяткин Денис Владимирович
ДЕВЯТКИН
Денис Владимирович
депутат Челябинской городской Думы,
председатель правления
Военно-спортивного фонда - Урал
Главная«Депутатский Вестник»ГалереяВидеоtwitter.com Я на twitter.comКарта сайта
Сделать стартовой Написать письмо Поиск по сайту
Девяткин Денис Владимирович
spacer
27.01.2016, Н. Долгополов Герои Урала – Герои России Печать
Увеличить
ЛЕГЕНДАРНОЙ РАЗВЕДЧИЦЕ-НЕЛЕГАЛУ ГОАР ВАРТАНЯН ИСПОЛНИЛОСЬ 90 ЛЕТ

Источник: Российская Газета, 25.01.2016
Легендарной разведчице-нелегалу Гоар Левоновне Вартанян сегодня, 25 января, исполняется 90 лет. Об одной из самых результативных семейных пар в истории мировой нелегальной разведки Гоар и Герое Советского Союза Геворке Вартанянах написано немало. Геворк Андреевич ушел от нас в январе 2012 года. Сегодня мы предоставляем слово Гоар Левоновне Вартанян, более 45 лет проработавшая с мужем в "особых условиях" нелегальной разведки.
Хорошо знакомая квартира в тихом переулке за последние годы внешне не очень изменилась. Все так же блестит ухоженной чистотой, все вещи на прежних местах. И даже Гоар Левоновна встречает меня в элегантных туфельках на каблучках. Нет только Его. В столовой у стены аккуратный фотопортрет Геворка Андреевича в траурной рамке и несколько цветков рядом. Его не хватает.
Сложно объяснить, но после общения с Геворком Андреевичем, неизменно одетым в костюмы темных тонов, с его геройской звездочкой на лацкане как-то прибавлялось уверенности. И я тоже смогу, сделаю, добьюсь, конечно, не в его вартаняновской многотрудной штучной профессии, а в любимых моих журналистике, писательстве. Какая-то исходила от моего Героя энергия, которая гнала вперед, поднимала.
Дома Гоар Левоновна не одна. Всегда помогают друзья, родственники – и московские, и из Еревана.
– Гоар Левоновна, когда вы уже в 50-е годы прошлого века вернулись из Ирана в СССР, то закончили в Ереване институт иностранных языков, а потом прошли обучение, которое положено всем нелегалам. Закончили учебу быстро: на что у других уходили годы, вы освоили за два месяца.
– Нас здесь учат пять – шесть лет, даже и семь бывает. Иногда приходят те, которые уже институт закончили, опять учеба, и потом только посылают. Но вы же знаете, Жора учился в Тегеране в школе английской разведки. И всегда благодарил англичан, когда здесь выступал перед нашими, повторял: я благодарен английской разведке, потому что очень многому там научился и в дальнейшем в работе против них здорово пригодилось. А я ту школу, как говорится, не посещала. Хотя кое-что и без нее на практике прошла. Нас вызвали в Москву. Пришлось мне, к примеру, осваивать радио, да и много чего.
– А разве в Тегеране, во время войны, вы обходились без радиопередатчика?
– Никогда не пользовалась.
– И здесь за два месяца все постигли?
-За два – два с половиной. Как-то хорошо все пошло.
– И разбирать все и снова собирать?
– И разбирать – собирать, и шифровать. Ну, конечно, не только это. А Жора за два с половиной месяца уже все знал, его и готовить не надо было.
– И на рации тоже умел?
– Прекрасно. А уже там, основной радист – я. Иногда он садился, но большей частью – я.
– А языки подтягивали?
– Языки потом. Это иногда, когда оттуда приезжали сюда на переподготовку на отдых. Какие языки? Английский. Мне, допустим, испанский. Когда приехали в одну страну, ее языка вообще не знали. Жили в гостинице, где познакомились с иранской парой. Он – генерал уже в возрасте, а жена – очень молодая, намного моложе его. Вскоре подружились – ведь мы тоже иранцы, говорили на фарси. И однажды генерал спросил: а чем вы здесь занимаетесь? Геворк Андреевич ответил: интересуюсь бизнесом, пока изучаю, что к чему, и надеюсь наладить в этой стране свой бизнес. Возник и вопрос: давно ли уехали из Ирана и почему? И мы так уклончиво ему ответили, что давно, несколько лет тому назад. Новый вопрос: а где жили? Тоже объяснили, что в одной стране Западной Европы, назвали ее. И тут генерал начал говорить на языке этой страны – хорошо, чисто. А мы этого языка тогда вообще не знали. И Жора в такт речи генерала только кивает, вставляет время от времени – "да, да". И генерал встрепенулся: вы что, за несколько лет на языке этой страны только "да-да" и научились? А провели здесь – по легенде – столько времени. Вот такой разговор.
– Вы работали под своей фамилией?
– Это наши фамилии, паспорта иранские, настоящие. Но мы переживали. И за язык взялись серьезно. Я его выучила, даже принимали за местную.
– Гоар Левоновна, а в том случае с иранцем провалом не пахло? Версии у генерала могли быть разные.
– Нет. Немного неприятно, но ничего страшного. Вот история другая. В одной стране его встретили люди из советского посольства и срочно предложили выехать домой, в СССР.
– Как все это объяснить? Это было уже в середине долгого пути или в начале? Можно об этом писать или нет?
– Это было не совсем в начале. Кое-что уже пройдено, сделано. Думаю, можно написать. Это же эпизоды жизненные, не оперативные. Геворка Андреевича вызвали на встречу в одной стране, где он учился в университете. Кстати, рандеву назначили на месте видном. И сразу: уезжайте, потому что перехвачена информация: за вами следят, и завтра же арестуют. Жора им: откуда вы взяли? Я проверился, все абсолютно чисто, да и приехал я без паспорта. А ему: вы за ним даже не возвращайтесь. Москва говорит, что вам угрожает опасность. Там наша машина за углом, идите, садитесь вас тут же повезут. Красный дипломатический номер, никто не тронет, привезут прямо в советское посольство. Жора твердо: я никуда не поеду. Человек, за ним приехавший, повернулся и с изумлением: какие же у вас нервы, вы, значит, отказываетесь выполнить приказ? А муж ему спокойно: нервы у меня действительно в порядке, не отказываюсь и не то, что я не подчиняюсь Москве. Я в себе настолько уверен, что сейчас с вами не поеду, а проверюсь – обязательно. Плохо только, ваших двух ребят-шкафов даже отсюда видно. Вон они, стоят. Пришел сюда чистым, а тут... И сначала на метро, потом до трех часов ночи по арабским улицам. Вернулся домой. Выспался, а утром в гостинице портье: "Вас вызывают в полицию нашего района. Идите немедленно".
И Геворк Андреевич, признался, что сразу отлегло: вызывают в полицию. Если бы что серьезное, доставили бы туда мгновенно без всяких вызовов. А тут просто закончился у него, студента, вид на жительство, надо было продлевать в районном отделении.
Да, такие моменты были. Потом, когда мы вернулись сюда, нас пригласили в учебное заведение, где работал этот товарищ, который "садитесь в машину". Он уже генерал, и так радушно, трогательно нас встретил. Помните, говорит радостно, как мы жили, какие были моменты, какие дела мы с Геворком Андреевичем делали. Жора кивает головой. Я, хоть и не была в тот момент в известной вам стране, но в курсе. Набираю воздух в легкие, готовлюсь сказать веское слово: "А какие ж это дела?" Однако муж, он всегда все заранее чувствует, меня деликатно за локоток, пусть, мол. И я понимаю, что совсем не надо, что все прошло, и плохие воспоминания будут лишними. Это вообще наш принцип. Прошло, проехало, обсудили, сделали выводы. А вечно возвращаться, терзать душу плохим – нельзя. Не за чем, да и толку никакого. И все же если бы муж послушался, уехал, потому что был такой приказ и так, якобы, было надо, многого из того, что у нас получилось, не было б. На том бы все и кончилось. Все, больше нам никуда. Спутали моего супруга с каким-то похожим на него человеком, за которым их полиция действительно вела наблюдение. В подобных редких случаях нелегал сам должен принимать решение.
– А скажите честно, были какие-то заготовки: как себя вести, если арестуют?
– Мы к аресту не готовились. Нет, не готовились на худший вариант. Знали, что надо работать, выполнять поставленные цели. Спокойно, без надрыва. И кто будет это делать, если не мы?
– Вы не боялись? Не было страха?
– Нет. Если бы был страх, то не смогли бы работать. Мы очень спокойно себя вели, и были спокойны душой. Но, но! Мы всегда знали, кого рядом с нашим домом мы видели два раза подряд. Подумаешь, идет себе человек. А видишь его раз, второй, потом третий – это что, совпадение? Наверное, благодаря этому вниманию, собранности мы избежали неприятностей. Я и сейчас, когда с молодыми встречаюсь, убеждаю их: надо уметь себя вести, держаться. Ты встречаешься с человеком. И твоя цель – понять, кто он? Если он видит, что тоже тебе интересен, то этот обоюдный интерес может принести пользу. И ни в коем случае без прямолинейности: где работаете и какой пост? У других знакомых этого человека о таком тоже нельзя спрашивать. Для познания требуется время. И момент нужен. Когда ты это мгновение поймаешь, вот тогда ты многое должен успеть.
– А не кажется вам, что сейчас все в этой жизни, и, наверное, в разведке тоже, стало гораздо быстрее?
– Кажется. Теперь все – более резко. Главное, чтобы результат хороший. В молодости – многое было по-другому. Что такое Родина объяснять не приходилось. За нее готовы были на все. У моего брата, он у Жоры в легкой кавалерии был, делали обыск. Мы догадывались, что придут, кое-что спрятали, вынесли. Перерыли все, но бюст Сталина мы не сломали, найти им не дали. Замуровали в дальний шкафчик. Такая вера была. Не уверена, что вся молодежь, я о наших разведчиках не говорю, в свою Родину вот так верит. Понимаете, другой взгляд.
– Позвольте все же подвести определенный итог. Я вас с Геворком Андреевичем не разделяю. Спрошу прямо: во многом благодаря вам в 1943 в Тегеране удалось вывести из под удара немцев "Большую тройку". А было ли сделано потом нечто еще более важное?
– Да. Бесспорно. Можно сказать даже более важное. Несколько раз. Сложные вещи. Не могу я вам рассказать детали, подробности. Тут будет, как сказка. Но как мы до них добирались, как доходили, это уже иная история о времени, о терпении, о нервах. О вечной осторожности.
(Полный текст в книге Н.Долгополова "Вартанян" в молодогвардейской серии ЖЗЛ).
 
Легендарной разведчице-нелегалу Гоар Вартанян исполнилось 90 лет, Текст: Николай Долгополов, Российская Газета, 25.01.2016

spacer

spacer
spacer
Девяткин Денис Владимирович
Сайт Президента РФ
spacer
РИСИ
spacer
Совет Безопасности Российской Федерации
spacer
Служба внешней разведки России
spacer
Национальный антитеррористический комитет
spacer
risitv.ru
spacer
Военно-спортивный фонд - Урал
spacer